Блог Нетологии

Советы и обзоры для новых высот в карьере, бизнесе и жизни

Гостем нового выпуска нашего подкаста стал человек, создавший несколько культовых для Рунета проектов. Йован Савович рассказывает о том, можно ли его назвать бизнесменом, в чем причина популярности Dirty.ru и Лепрозория, и о том, как будет трансформироваться журналистика.

Интервью с гостем:

  • Как соотнести мораль и предпринимательство?
  • Каким образом Йован Савович попал в интернет?
  • Деньги — кровь бизнеса: «Или Dirty.ru станет бизнесом, или во всем этом не будет долгосрочного смысла».
  • Заря коллективных блогов: как оказалось, что у Dirty и Хабра схожая структура?
  • Почему «не взлетел» «Блогистан»?
  • Какое будущее ждет User Generated Content и классические СМИ?

Йован Савович: «Проекты должны жить сами по себе»

Краткая текстовая выжимка из интервью с Йованом Савовичем от Slon.ru

О сути предпринимательства

Основная сущность человека – это быть тем, кем он является, справляясь с обстоятельствами, которые попадаются у него на пути. Моя суть – это желание сделать что-то, что крутится у меня в голове. Для того чтобы это сделать самостоятельно, без кого-то, кто влияет на твои желания, необходимо быть предпринимателем.

Необходимо что-то делать, а для того чтобы что-то делать, нужны ресурсы, а ресурсы появляются, когда ты что-то предпринимаешь.

О внутренних переменах

У меня часто бывает, что я начинаю понимать какие-то вещи, которые люди понимают всегда. Я их почему-то начинаю понимать постепенно, и я фиксирую момент, когда я что-то для себя понял. Совсем недавно я понял для себя какие-то вещи, которые будут звучать излишне глупо, если я буду пытаться их пересказывать. Я за последний месяц стал больше похож на Олега Тинькова.

Про бизнес из хобби

Помню это время, потому что интернет был крутой вещью, мы все в нем что-то делали, и была группа людей, в которую входили Тема Лебедев, Антон Носик, и все они делали крупные вещи. Я помню, что я был мелким, и я не мог понять, откуда у них деньги на все это. Например, Носик сделал «Ленту.ру», и у него 15 человек писали статьи. Я думал, сколько он работает, чтобы заработать деньги на все это. Я был крайне глуп, я не понимал в этом ничего. Прошло около пяти лет, и хобби сильно выросло в масштабах, и оно уже не могло быть просто хобби. Тогда пришлось думать, как с него зарабатывать.

Через какое-то время такого опыта я понял, что это либо станет бизнесом, либо в этом нет долгосрочного смысла. С тех пор мы стали сознательно превращать сайт в бизнес, потому что я хотел, чтобы он был долгосрочным. Это то, что по-английски называется sustainable. Sustainable – это круто, и проекты должны жить сами по себе. Если это не бизнесы и они не зарабатывают столько, сколько им нужно, то они не развиваются, а потихоньку умирают.

О ключевом моменте в развитии

В какой-то момент мы сделали фотошоп с Михаилом Боярским, и это было ключевым моментом в развитии. Мы появились на всех сайтах в интернете, в телевизоре, и мы на порядок увеличились по всем параметрам. Таких моментов, как моментов с Боярским, в истории было довольно много. Это случаи, которые связаны с общим подходом ко всему. Подход менялся вместе со всеми нами.

Каждый раз мы вводим что-то новое и смотрим, насколько это нравится нашим пользователям. Мне даже сложно называть пользователями посетителей нашего сайта, потому что они являются пользователями, когда на сайте миллионы людей. Нашим же людям не все равно, потому что нам тоже не все равно.

О посещаемости проектов

У нас около 150 тысяч в день. В какие-то дни посещаемость больше. Например, вчера у нас была 141 тысяча. У нас 3,8 млн визитов в месяц, 684 тысячи уникальных пользователей, среднее количество просмотров – 4,5 страницы за визит, у нас 16,3 млн показов страниц в месяц. Из всех этих посетителей 86,3% – это постоянные пользователи. 13% – это новые пользователи. Обычно у нас порядка 10% новых пользователей, сейчас процент стал больше за счет поста про спам «Вести.ру», который разошелся по интернету, он был опубликован и в твиттере Алексея Навального. Это очень устоявшаяся, медленно растущая аудитория, которую я могу назвать моими единомышленниками, хотя мы с ними все время спорим обо всем.

О росте аудитории

Мы растем со скоростью рынка. Может быть, чуть быстрее, но мы ничего для этого не делаем. Мы никогда не покупали трафик, мы никогда не рекламировались, мы просто делаем свою вещь и рассчитываем, что если она клевая, то люди и так ею будут пользоваться. Так примерно и получается.

О Dirty и Leprosorium

Если читать посты, комментарии и обсуждения, смотреть на отношения людей, смотреть, о чем идет речь, смотреть, что там происходит, то это совсем разные сайты. Там довольно сильно пересекаются аудитории, но когда одни и те же люди тусуются на двух разных сайтах, они ведут себя по-разному.

На Leprosorium они свободнее, менее официальные, более вседозволенные и спонтанные. Dirty вежливый, официальный, без лишнего мата и ругательств. Там присутствуют тысячи модераторов. Он устроен скорее как коллектив, который пытается делать своего рода средство массовой информации, каким они должны быть в будущем, как мне видится. Leprosorium – это тусовка людей, которые делают то, что хотят.

О хостинге

Бизнесы вылезали из Dirty и Lepra. После дизайна и работы в дизайн-студии, совладения дизайн-студией, самостоятельный бизнес – это когда мы с партнером открыли хостинг Upstream.ru. Мне интересно, работает ли этот сайт сейчас. Я посмотрел, и сейчас он не работает. Это был очень клевый сайт, который можно посмотреть в веб-архиве. Я тогда тратил кучу денег на хостинг Dirty. По моим меркам, на то время это были большие деньги, мне казалось, что еще немножко, и я не смогу себе этого позволить. Я помню, что тогда я только провел себе выделенный интернет, и это было как-то очень дико. Мы с друзьями из соседнего дома вручную протягивали провод. 1 гигабайт стоил 100 баксов. На Dirty за хостинг мы платили 10 центов или один цент за гигабайт трафика.

Это было довольно давно, и я боюсь запутаться, но разница была на 4–5 порядков. Я стал думать о том, что гигабайтный файл лежит на сервере Dirty, и если я его скачаю себе домой, то его стоимость по пути вырастет на 5 порядков. Я подумал, что хостинг может быть неплохим бизнесом. Для того чтобы хостить Dirty бесплатно, мы занялись хостингом. В ретроспективе это похоже на то, когда чтобы стричься бесплатно, человек заводит сеть парикмахерских в Москве. Это было неразумно. Хостинг – это очень жесткий бизнес, как я выяснил.

О развитии бизнеса

Мне кажется, и Dirty, и Lepra закончены на 5%. Того, чего бы мы хотели от них, еще нет. Каждый раз, когда кто-то жалуется на то, что ему чего-то не хватает, я не знаю, как донести мысль, что я расстроен в десять раз больше, чем он. Мы решили сосредоточиться, потому что у нас очень амбициозные планы и желания, и если мы продолжим отвлекаться, то мы их не выполним.

О технологическом развитии

Мы хотим выкатить обновления и удивить всех. «Лепра» особо меняться не будет. Она нуждается в переносе на новое ПО. Это мы уже сделали с Dirty, и это было самое большое дело прошлого года. Сейчас мы занимается тем, чтобы перенести «Лепрозорий» на новое ПО так, чтобы этого никто не заметил. Мы его делаем внешне полностью идентичным, но новым внутри. Мне кажется, к моменту публикации программы он уже будет на новом софте, и это позволит нам делать разные вещи. У нас был старый перловый софт. Это ситуация, как с ЖЖ и другими сайтами, которые существуют много лет и попадают в ловушку. Софт работает, с ним все в порядке, но развивать его стало почти невозможно. Его поддерживают в жизни, пытаются его ускорить, но сделать что-то новое и осмысленное сложно, да и разработчиков для Perl уже не так много. Почти год мы потратили на переписывание всего нашего софта на Python с нуля и перевели на него Dirty, а сейчас переводим Leprosorium.

У нас был план полностью переделать Dirty при переносе, что мы и сделали, а Leprosorium уже когда-то был переделан на Perl. Он останется таким же, просто он будет на новом софте. Dirty – это открытая площадка, и каждый может выразить свое мнение, а другие люди могут определить, интересно ли это, стоят ли внимания их слова. В дальнейшем эти люди могут поучаствовать вместе с автором в редактировании и иллюстрировании, то есть сделать копию редакции СМИ, разветвленную из энтузиастов. Люди и ПО делают СМИ.

О будущем СМИ

Я не знаю, когда это будущее наступит и доживем ли мы до него, но я не вижу СМИ, которые состоят из журналистов, выпускающих редакторов и главных редакторов. Вся эта структура, как мне кажется, на глазах теряет доверие, и появляется старое, давно потерянное доверие к конкретным людям, которым ты веришь или нет.

Они могут объединиться, если они этого хотят. Если они этого не хотят, они могут без редакций опубликовать свой собственный материал. Это история про то, что, когда мы говорим про редакцию и СМИ, все думают в первую очередь про распространение. Теперь этот канал есть у многих людей. Это часть, которую можно легко повторить. Мы ее повторяем таким образом, что у нас не исчезают посты. Если пост хороший, его заметят, его вытащат на главную. Кроме канала доступа к людям, которым владели эксклюзивно СМИ, а теперь нет, есть целая структура производства, проверки и редактирования информации. Есть ряд других плюсов, которых нет, когда ты самостоятельно публикуешь материал, а они могли бы быть. Ничего не мешает, кроме разработанного софтвера и объяснения людям, как это работает.

Читаешь ли ты какие-то отраслевые издания по какой-то теме, в которой ты очень хорошо разбираешься? Бывает ли, что ты вздыхаешь и думаешь о том, кто же это написал? Потом появляется мысль, что я в этом разбираюсь, и я понимаю, что все это ерунда, тогда что же со всем остальным, в чем я не разбираюсь? Если я раскрою автомобильный журнал, то там будет такая же ерунда, какая написана про то, в чем я разбираюсь? Суть в том, что если мы выберем любую тему, то есть конкретный человек, который напишет о ней лучше других людей. Это как коллективный разум, про который все много говорят, но он выглядит как самый умный человек среди всех людей по определенному вопросу. Это и есть коллективный разум. Он не умнее, чем самый умный его представитель по конкретному вопросу.

В СМИ будущего вопросы и темы раскрывают люди, которые в этом разбираются и хотят это сделать для других людей, а не журналисты, которые это делают по работе.

О роли личности в медиа

Мне кажется, большой аргумент – это то, что на глазах исчезает доверие к институциям или каналам, то есть к газетам, журналам, к чему-то забрендированному, распределяющему информацию. Это происходит на глазах. Если эта динамика продолжится, то останется только доверие к конкретным личностям. Это происходит и сейчас. Я знаю, что читают Сапрыкина, а не «Афишу», смотрят Парфенова, а его не показывают по телеканалам, насколько я понимаю.

О народной журналистике

Сейчас народная журналистика – это больше LifeNews. На мой взгляд, они офигительные чуваки, и они очень клево делают все, что они делают. Это одна из причин, по которой их принято ненавидеть, но, по-моему, они большие молодцы. Я говорю больше о журналистике, когда важно развернутое рассмотрение каких-то вопросов в виде статей. Там народная журналистика складывается из того, что везде люди, поэтому они лучшие журналисты. Недавно произошел какой-то конфликт со съемочной группой РЕН ТВ, и видео про этот конфликт появилось на LifeNews раньше, чем на РЕН ТВ.

У нас продолжение народной журналистики, но чуть более усложненное. LifeNews на этом поле выглядит успешнее всех, кого я знаю в этом мире, и их плюс заключается в том, что люди находятся на месте происшествия. Они там есть, и они первые. Если мы берем массу людей, то среди них встречаются люди, которые знают больше всех на заданную тему. Если мы возьмем массу людей, то среди них найдется тот, кто был на месте происшествия, и это направление народной журналистики.

Про «отчебученность»

Мне кажется, что когда человек разобрался в чем-то сам, это лучше. Отчебученность отталкивает каких-то людей, но в то же время она притягивает людей, которые любят разбираться в вещах, и это тоже своего рода фильтр, который привел к каким-то результатам. Допустим, мне много лет хотелось сделать рубрикатор на Dirty, то есть сделать 7–8 категорий, в которые бы мы пихали наши посты и новости. Мне оказалось настолько невозможным придумать категории, что в итоге мы только через пять лет сделали все так, чтобы каждый мог сделать свой подсайт на любую тему, только так мы начали категоризировать статьи. Это и есть наша отчебученность.

Стоит ли делать что-то, чтобы сайт стал понятнее с точки зрения юзабилити, интерфейсов? Прямые объяснения того, что у нас происходит, как правило, до сих пор не работали. Мне тяжело объяснить это кому-то, кто не хочет в этом разобраться. Если он хочет разобраться, то он разберется лучше, чем я ему объясню.

comments powered by Disqus

Видеокурсы по маркетингу и менеджменту

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Сообщите о предложении или проблеме